Для увеличения объема производства нужны новые заводы - Лига переработчиков макулатуры

САМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АССОЦИАЦИЯ "ЛИГА ПЕРЕРАБОТЧИКОВ МАКУЛАТУРЫ"

позвонить нам: (495) 137-73-55 схема проезда карта сайта
Главная склонность человека направлена на то, что соответствует природе.
Цицерон Марк Тулий

Для увеличения объема производства нужны новые заводы

Как экономические ограничения из-за распространения коронавируса сказываются на целлюлозно-бумажном бизнесе и деревообработке, рассказал вице-президент по финансам и инвестициям Segezha Group Ровшан Алиев.

https://s15.stc.all.kpcdn.net/share/i/4/1392875/inx960x640.jpg

– С какими трудностями в 2019 г. столкнулась мировая деревообработка и целлюлозно-бумажная промышленность?

– Рыночная конъюнктура в нашей индустрии циклична, и второе полугодие 2019-го ознаменовалось спадом. В целом 2019 г. был непростым для мировой целлюлозно-бумажной промышленности. Практически во всех сегментах рынка отмечался глубокий дисбаланс спроса и предложения. Как результат, рекордно высокие складские остатки и острая ценовая конкуренция, которая заставила многих производителей работать фактически на грани рентабельности. К концу года рыночный баланс стал восстанавливаться, ряд производителей начали повышать цены. В начале 2020 г. позитивная динамика сохранилась, что позволило и нам продолжить плановое повышение цен на продукцию. Однако стремительное развитие ситуации с COVID-19 внесло свою корректировку на всех рынках и стало новым вызовом для отрасли.

Подводя итоги 2019 г., мы сравнили себя с ведущими мировыми игроками. С гордостью могу констатировать, что, несмотря на неблагоприятную рыночную конъюнктуру, мы занимаем одну из ведущих позиций по росту выручки и маржинальности. Мы продолжили развитие бизнеса и показали рост EBITDA как в рублях на 4 %, так и в иностранной валюте на 9 %. Можем также говорить о росте маржинальности на 1,2 процентного пункта. Добиться таких результатов удалось за счет повышения операционной эффективности, а также оптимизации непроизводственных расходов. Реализованная программа оптимизации позволила сэкономить более 3,5 млрд руб.

– Каковы ваши ожидания? В частности, как вы оцениваете перспективы производства бумаги, бумажной упаковки и товарной целлюлозы?

– Если посмотреть на ценообразование в отрасли за последние 40 лет, то станут заметны приблизительно трехгодичные циклы. Например, 2017–2018 гг. для нашей отрасли были рекордными, когда спрос активно «драйвил» ценообразование. В конце 2018 г. цена дошла до своего пика – 950 евро за тонну целлюлозы. Как следствие, росли цены на бумагу, бумажную упаковку и другую продукцию, в основе производства которой лежит целлюлоза. Надо учесть, что в глобальном масштабе целлюлоза является дефицитным продуктом. В год ее производят в объеме около 50 млн т. Среднегодовые темпы роста потребления составляют около 1,5 %. Это умеренный рост, но 1,5 % от 50 млн т – это 750 тыс. т. Для того чтобы каждый год дополнительно производить 750 тыс. т целлюлозы, нужен один новый целлюлозно-бумажный комбинат. Но строят и запускают новые комбинаты примерно раз в два-три года.

Для нас важно то, что в нынешней турбулентной экономической ситуации фундаментальные драйверы роста лесопромышленного комплекса сохраняются и они будут оказывать влияние на развитие отрасли в среднесрочной и долгосрочной перспективах. Продолжается рост городских агломераций, в первую очередь в азиатском регионе и БВСА (Ближний Восток и Северная Африка), развиваются строительный сектор, онлайн-торговля, все большую популярность приобретает тренд на экологичность и устойчивое развитие. В целом, мы считаем, индустрия имеет огромный потенциал.

– Как складывается ситуация с ценами на перевозки в текущем году?

– Segezha Group продает свою продукцию по всему миру, соответственно, мы сильно зависим от мировой логистической инфраструктуры. Привычные маршруты и графики мультимодальных перевозок по мере развития пандемии претерпели существенные изменения, а глобальные перевозчики подняли стоимость услуг почти в два раза, потому что у них не было товарооборота. Сейчас ситуация начинает налаживаться, товарооборот начинает восстанавливаться, но стоимость услуг все равно остается повышенной.

– Нужна ли сейчас бизнесу государственная поддержка и обращались ли вы за ней?

– Безусловно. Стремительно развивающаяся ситуация с COVID-19 снизила спрос на нашу продукцию, оказала негативное влияние на ценообразование, увеличила логистические расходы в два раза, а в сегменте упаковки нам даже пришлось незначительно снизить объем производства. При этом, учитывая тяжелую экономическую ситуацию в стране, мы, как ответственный работодатель, не стали сокращать численность работников, снижать заработную плату сотрудников.

Где мы надеемся получить государственную поддержку, так это в области программы по субсидированию транспортных расходов экспортеров, рассчитываем и на субсидированный кредит для пополнения оборотных средств. Мы также обратились к государству с просьбой рассмотреть возможность субсидирования части кредитов для реализации крупных инвестиционных проектов, все они направлены на увеличение экспортного потенциала страны. Но, учитывая текущую ситуацию в индустрии и рост ставок кредитования в последнее время, понимаем, что без должной поддержки со стороны государства нам, возможно, придется пересмотреть сроки реализации некоторых долгосрочных проектов.

– Пауза в экономическом развитии отразится на планах по цифровизации производства?

– Цифровая трансформация бизнеса – одно из ключевых направлений нашего развития, поэтому мы ни в коей мере не будем замедлять реализацию наших планов. В июле у нас намечена имплементация SAP, которая послужит фундаментом для всей программы цифровизации в будущем. С апреля у нас уже работает система SAP Ariba для организации процесса закупок, идет процесс масштабирования системы управления работы с клиентами (CRM) на всех предприятиях, а также активно продвигается цифровизация документооборота. В ближайшие несколько лет мы хотим полностью перейти на его электронный формат.

Опыт вынужденной удаленной работы в последние несколько месяцев позволил нам взглянуть на многое под другим углом. Так, в частности, если поначалу мы беспокоились, что упадет продуктивность и снизится уровень взаимодействия и коммуникаций между разными подразделениями, то по факту оказалось, что продуктивность даже выросла, а коммуникация посредством видеозвонков еще больше сплотила команду. В итоге даже после окончания режима самоизоляции мы будем смотреть, кого можно перевести на постоянную удаленную работу, таким образом создавая сотрудникам комфортные условия труда и экономя при этом на офисных помещениях.

– Удается ли обеспечить безопасность работников предприятий комбината в условиях распространения COVID-19? Отразились ли меры безопасности на бесперебойности производственных процессов?

– Мы действовали проактивно, то есть на опережение, с первого дня введения ограничительных мер нацелили внимание на безопасность наших сотрудников. Своевременно закупили дезинфицирующие средства и маски, ввели сменный режим работы на предприятиях, а административный персонал по возможности перевели на удаленный режим работы. Всем сотрудникам мы измеряем температуру, а также периодически проводим тесты на коронавирус. Мы также запретили все поездки за рубеж и остановили прием гостей еще до закрытия границ. Как показала практика, наши действия были правильными, все производственные площадки работают без остановки, а случаев заражения у нас пока только один.

– В январе текущего года Segezha Group разместила корпоративные облигации, на что потратили полученные средства?

– Действительно, мы вышли в этом году на публичный долговой рынок, что открыло новые возможности привлекать заемные средства на более выгодных условиях, чем ранее. Операционная деятельность позволяет Segezha Group генерировать позитивный денежный поток, что дает нам возможность в полном объеме финансировать как операционную, так и текущую инвестиционную деятельность. Наш дебютный выпуск облигаций прошел очень успешно, мы привлекли 10 млрд руб. и направили эти средства на рефинансирование существующего долга, тем самым существенно сэкономив на ежегодных процентных выплатах.

Источник: plus.rbc.ru