Всех в один мешок и в воду - Лига переработчиков макулатуры

САМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АССОЦИАЦИЯ "ЛИГА ПЕРЕРАБОТЧИКОВ МАКУЛАТУРЫ"

позвонить нам: (495) 137-73-55 схема проезда карта сайта
Главная склонность человека направлена на то, что соответствует природе.
Цицерон Марк Тулий

Всех в один мешок и в воду

Пока оглушенное коронавирусом общество и бизнес пытаются не дать нокдауну превратиться в нокаут, в нормотворчестве идут интересные процессы. Одни вбрасывают законопроекты с коммерческим толкованием сферы обращения с медицинскими отходами, определенно требующей не коммерциализации, а ежовых рукавиц.

Другие наоборот, ищут способы, как бы зарегулировать и построить по росту ту единственную сферу обращения с отходами, где, невзирая на регулярные стрессовые ситуации, все же проросли и развились рыночные отношения. Это сфера обращения с отходами невысоких классов опасности, с III по V.

Для справки

Согласно ст. 4.1. закона № 89-ФЗ, в зависимости от степени негативного воздействия на окружающую среду отходы подразделяются на пять классов опасности:

 

 

Вы, конечно, поняли, что речь идет об удивительном законопроекте «О внесении изменений в Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» и Федеральный закон «О государственной корпорации по содействию разработке, производству и экспорту высокотехнологической промышленной продукции «Ростех» (далее – законопроект), представленном в Правительство РФ заместителем председателя Совета Федерации ФС РФ Николаем Журавлевым.

В законопроекте предлагается централизовать управление всей деятельностью по управлению отходами указанных классов, для чего создать федерального оператора, который будет назначаться Правительством РФ по предложению ГК «Ростех».

Действовать он будет через операторов по обращению с ТКО (при чем здесь они – см. ниже), в случае необходимости привлекая операторов по обращению с промышленными отходами.

Заключение договоров с оператором «3–5» (будем пока называть его так) станет обязательным для хозяйствующих субъектов, а его услуги будут оплачиваться в соответствии с установленным тарифом.

Как ко всему этому относиться? Безусловно, отходы отходам рознь. К указанным классам принадлежат в числе прочего такие проблемные и не востребованные рынком отходы, как илы и осадки очистных сооружений, строительные отходы и некоторые другие.

Возможно, по ним и хорошо бы создать централизованную систему, чтобы как-то упорядочить происходящее.

Но к этим же классам опасности принадлежат и другие виды отходов, супервостребованные – их воруют (лом цветных и черных металлов), закупают за границей (макулатура и некоторые пластики), выкапывают из полигонного гнилья (ПЭТФ), оценивают у голландских экспертов (отходы электронного и электрического оборудования), перехватывают у конкурентов на аукционах (макулатура)…

И теперь у всех эти коммерческих видов отходов наконец-то появляется законный хозяин – радость-то какая! Было ваше, стало наше!

Мне рассказывали, что один из руководителей «Руслома», прочитав законопроект, воскликнул: это пришли за нами!

Ну почему же только за ломовиками? За нами, макулатурщиками, не в меньшей степени.

Зато теперь понятно, зачем притормозили реформу РОП. Ведь что представляют собой коммерческие отходы? В основном это товары, потерявшие свои потребительские свойства, в первую очередь упаковка. Эти товары подлежат РОП, а их суммарная стоимость оценивается в десятки, а может, и сотни миллиардов.

И вот какой дивный складывается сюжет.

Объявлена реорганизация неэффективной российской системы РОП, поломана куча копий, вылиты мегатонны критики в адрес идейных противников, проработана новая схема РОП, которая позволит направить указанные миллиарды реальному переработчику, вроде бы даже найден какой-никакой консенсус.

И только осталось крикнуть «Да свершится!» – как вдруг рассмотрение проблемы РОП откладывают на осень. Как говорится, отправили на переэкзаменовку… Сейчас ведь в стране другие проблемы, вот справимся с коронавирусом, и тогда уж приступим с новыми силами…

 

Оказывается, не все законопроекты боятся COVIDа. Бывают такие, что их даже лучше вносить в разгар пандемии, пока народу не до того.

Проснемся завтра утром, а все промышленные отходы теперь принадлежат регоператору «3–5». Обломайтесь, производители товаров, подлежащих утилизации после утраты ими потребительских свойств, обломайтесь, их переработчики, обнимитесь и плачьте вместе – это все уже не ваше, оно вам больше не принадлежит.

И не надо восклицать, что отходы от использования товаров – это вовсе не промышленные отходы: предвидя такую демагогию, авторы законопроекта ясно указали, что все отходы, кроме ТКО – это промышленные отходы, и нечего тут покушаться на законную собственность федерального оператора.

Только, господа переработчики, когда будете плакать, не восклицайте: «За что?». Наказания без вины не бывает. Если бы в свое время мы все дружно и активно выступили за правильную схему РОП, за принятие законопроекта Фокина, скорее всего сейчас не возникла бы описываемая ситуация.

Природа не терпит пустоты. Если та же РОП «висит» уже шесть лет, не принося никаких позитивных плодов, а когда участникам процесса дают возможность привести систему в порядок, они вместо этого начинают грызться между собой, то у руководства страны возникает огромное желание никогда больше не слышать ничего про эти проблемы, а поступить по принципу «всех в один мешок и в воду».

Пусть наконец кто-нибудь – хоть «Ростех», хоть черт в ступе – железной рукой прекратит все эти истерики о неэффективном РОП, неработающем раздельном сборе и полигонах под окнами. Сжечь? Значит, сжечь.

Лига переработчиков макулатуры приложила все усилия, чтобы не допустить такой ситуации. Активные члены Лиги писали письма и выступали на совещаниях и форумах, заседали в рабочих группах, разрабатывали документы в помощь специально уполномоченным органам – а другие в это время спокойно занимались собственными делами, да еще и критиковали этих, которым все неймется… Ну прямо Киевская Русь! Отсидимся в своих удельных княжествах – авось все и утрясется. Не утряслось.

Подобную ошибочную стратегию можно простить древним князьям. Но теперь мы грамотные, историю учили, слышали правильные афоризмы типа «Если ты не интересуешься политикой, то она интересуется тобой» или (повторюсь) «Наказания без вины не бывает». И что же?

А то, что, повторим, природа не терпит пустоты. И вот возникает идея, по-своему гениальная, сулящая одним кликом решить все проблемы.

На текущий момент все, что содержится в коммунальных отходах, принадлежит регоператору ТКО. Не случайно его взаимоотношения с дворниками зачастую доходят до мордобоя.

А что плохого делают дворники? По существу, пытаются спасти от захоронения тот же гофрокартон, ну и получить с этого какую-то копеечку. А регоператор заинтересован вывезти на полигон как можно больше отходов, неважно каких: ему за это платят деньги. Только за это, и ни за что иное.

 

Но на ограблении дворников не разбогатеешь. На истреблении мелких возчиков тоже. Помните, как действовали вновь возникшие регоператоры ТКО? Победили они на тендерах, пришли «владеть и княжить», а у самих ни техники, ни инфраструктуры, ни клиентской базы, ничего…

Пришлось вступить во временный альянс с аборигенами: взять на субподряд тех, кто возил отходы раньше. А дальше с аборигенами поступили по обстоятельствам: кого выкупили, кого разорили, кого ассимилировали… в общем, повывели, как тараканов.

Как сказал один их моих собеседников (я же то, что пишу, не сама выдумываю): «Вариант был один – идти по пути порабощения более слабых и перехватывать чужой ресурс». Удалось ли это регоператорам ТКО? В большинстве случаев – да.

Но тут выяснилось, что аборигены могли обходиться малым и вывозить отходы дешево, а великие реги не могут. Они задыхаются от безденежья, они стоят на грани банкротства (или уже перешагнули ее), они гибнут… и для их спасения нужно либо поднять тарифы для населения, либо дать им из казны 30 миллиардов.

Объявить всю эту авантюру ошибкой и вернуться к прежнему уже нельзя: мелких возчиков из могилы не поднять. Тарифы для населения тоже поднять нельзя: оно бунтует. Попробовали дать 9 миллиардов, но оказалось, что этого хватит на 2 недели (а 30 млрд, следовательно, на 47 дней).

Остается один выход… только один!

Кому у нас первому повышают расценки на электроэнергию? Правильно, юридическим лицам. Это гораздо мудрее, чем поднять их населению. В последнем случае его, населения, гнев будет направлен против существующей власти.

А если подорожание приходит опосредованно, через цены на товары и услуги, обыватель не осознает, что получил тем же концом по тому же месту, а думает, что во все виноваты бессовестные коммерсы, которые повышают цены просто от жадности.

Итак: берем вторичные ресурсы, объявляем их принадлежащими регоператору «3–5», но при этом он действует (см. выше) через регоператоров ТКО.

То есть, вся стоимость данных ресурсов, которая сегодня кормит и самопривозчиков, и ПЗП (и ритейл тоже тут подкармливается, не без того), которая помогает целлюлозно-бумажным комбинатам обеспечивать демократичные цены на свою продукцию – вся эта стоимость достается регам и помогает им удержаться на плаву.

Ценой их спасения станет катастрофический удар по ЦБП.

Что будет происходить? Безусловно, ни ГК «Ростех» или его ставленник НЭО (нет на него агента Смита…), ни даже регоператоры ТКО не собираются сами собирать макулатуру и поставлять ее на ЦБК.

 

Понадобится новый временный альянс с аборигенами, в роли которых должны выступить самопривозчики и ПЗП, согласившись играть по новым правилам и расценкам. К чему это приведет?

 

«Когда приходит госкорпорация, появляются новые препоны, новая коррупционная составляющая, куча непонятных требований и нормативов, по которым никаких разъяснений не будет дано и которые будут препятствовать нормальной работе.

Наверное, это вызовет снижение объемов заготовки, так как уйдут многие мелкие сборщики, которые не будут понимать, чего от них опять хотят, – говорит Алексей Недашковский, председатель правления Ассоциации развития экологической промышленности «Вторичные ресурсы».

Вспомним ситуацию с возвратом НДС, после которого около полугода страшно лихорадило всю сферу заготовки, люди пытались разобраться в новых реалиях, но даже сама налоговая инспекция не могла дать внятных разъяснений. Прослеживается та же сюжетная линия: зарегулируем непонятно что, а потом будем разбираться, как с этим быть».

Продолжу: даже если на этот раз все будет четко и понятно (ну случаются же иногда чудеса!), остается финансовая сторона вопроса. Оттого, что у системы заготовки вторсырья появится «хозяин», потребительская стоимость тонны макулатуры не изменится.

«Хозяину» нужно на что-то жить (вспомним хотя бы постоянно тлеющий скандал с обустройством офиса проекта «Чистая страна»), следовательно, заготовителю (непосредственному работнику) будет оставаться меньше.

 

Но холопы нынче уже не те: бросят собирать вторсырье и сбегут в другие виды деятельности. Налаженный поток макулатуры, текущий сегодня на целлюлозно-бумажные комбинаты в объеме более 4 млн т в год, обмелеет.

Это будет плохо для отрасли, очень плохо. Но ведь законопроект и не ставил целью поднять благосостояние этой или какой-нибудь другой созидательной отрасли, просто хотели упорядочить обращение с отходами, а то что ж это получается – у ТКО есть хозяин, у отходов I–II классов есть, у медотходов скоро будет, а отходы III–V классов – без хозяина?!

 Для справки

Согласно ст. 24.6. «Региональный оператор по обращению с твердыми коммунальными отходами» закона № 89-ФЗ, сбор, транспортирование, обработка, утилизация, обезвреживание, захоронение твердых коммунальных отходов на территории субъекта Российской Федерации обеспечиваются одним или несколькими региональными операторами в соответствии с региональной программой в области обращения с отходами и территориальной схемой обращения с отходами.

Региональных операторов по обращению с ТКО на данный момент в стране около 220.

Согласно ст. 14.1 «Федеральный оператор по обращению с отходами I и II классов опасности» того же закона, указанный федеральный оператор осуществляет деятельность по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов I и II классов опасности самостоятельно или с привлечением операторов по обращению с отходами I и II классов опасности на основании договоров оказания услуг по обращению с отходами I и II классов опасности и в соответствии с федеральной схемой обращения с отходами I и II классов опасности. Федеральным оператором по обращению с отходами I и II классов опасности на данный момент является ФГУП «РосРАО».

Оптимисты рисуют другой сюжет: всех юридических лиц обяжут сдавать свои отходы бесплатно или по невысокой фиксированной цене, и тогда вся прибыль, которая ныне уходит организаторам аукционов, то есть ритейлу, будет доставаться заготовителям. Такая система даже с учетом необходимости кормить «хозяина» все равно является для заготовителей выгодной.

А что? Может быть, молодое поколение и не знает, а я, старый разработчик экологической документации, помню, что не всегда за макулатуру платили.

В СССР, понятно, все было государственное, и за сдачу вторичных ресурсов предприятия и организации получали не деньги, а отметку о выполнении плана.

Но потом, в постперестроечное время, был довольно длительный период, когда не тебе платили за вторичное сырье, а ты, природопользователь, должен был заплатить кому-то лицензированному, чтобы у тебя забрали отходы.

Конечно, кто-то и возмущался: какая такая лицензия на V класс? – но контролирующий орган давил авторитетом.

Ситуация медленно шла к коммерциализации сферы вторичных ресурсов, появились варианты безвозмездной передачи отходов (которые приемщик мог потом продать), и наконец – о чудо! – вторичное сырье обрело рыночную стоимость.

Помню, как учила своих заказчиков, что они имеют право собрать свою макулатуру и отвезти её во-он туда, и там еще и денег за нее дадут!

Периодически по этому поводу вспыхивали скандалы, кто-нибудь из инспекторов Росприроднадзора (или уже Ростехнадзора?) заявлял, что отходы не могут быть проданы, а только лишь переданы в специализированную организацию с оплатой ее услуг. Мы писали письма в Министерство, и так раз за разом, пока постепенно все не встало на свои места. Было, было…

Трудно ли вернуть обратно отрицательную стоимость любых отходов? Да не труднее, чем внести любые противоречащие здравому смыслу изменения в правовую базу (как мы знаем, таковых и не сосчитаешь).

Замечательная, опробованная схема – отнять и поделить. Да вот незадача – злоехидный ритейл при таком развитии сюжета сразу вспомнит, что не только не обязан, но даже и не имеет права накапливать отходы на своих распределительных центрах и перевозить их на машинах, сертифицированных для перевозки пищевых продуктов.

И никто его не заставит скрупулезно запрессовывать каждую коробочку в свою пачечку, как это делается сегодня, а потом отдавать бесплатно или почти бесплатно. Если хотите – забирайте смешанные грязные коробки россыпью.

 

«Но не в ТКО же отправит в этом случае ритейл свои отходы макулатуры, ведь их тысячи тонн! – возражают те же оптимисты. – Не на помойку же повезет по цене ТКО, это дорого!».

Есть варианты.

Первый из них: наш бизнес прекрасно, виртуозно, непревзойденно умеет уходить в тень, это умение – не роскошь, а условие выживания. Сформируется серый полукриминальный рынок. На этом рынке все будет хуже, меньше, дороже, чем на легальном, и объемы сбора макулатуры неизбежно упадут.

Второй вариант: в нашей огромной стране существует масса оврагов, неудобий и придорожий, еще не заполненных отходами.

А третий вариант самый классный, потому что он все ставит на свои места. Есть у «Ростеха» сынок – РТ-Инвест, и сколько бы «Ростех» ни кричал: «Ты мне больше не сын!» – это не так.

Этому сыну нужно что-то сжигать в топках своих замечательных и совершенно безопасных МСЗ, а если переработчики будут обеднять отходы, выхватывая из них сухие и калорийные фракции, то замечательные МСЗ просто не смогут выдать заданной электрической мощности.

Но, к счастью, у «Ростеха» есть второй сын – тот самый НЭО, который и займется проблемой нехватки правильного топлива. Тут и регоператоры ТКО прекрасно ложатся в канву: новый хозяин им объяснит, чего и сколько везти на полигон, чего и сколько – на МСЗ.

Пасьянс сошелся. Если бы «дело вели Знатоки», они бы, наверное, усмотрели во всем этом преступный сговор в особо крупных размерах. Но это все, разумеется, просто сказки из области советского кинематографа.

 

Но если кто-то на этом месте упрекнет меня в маниакальном поиске злого умысла там, где его нет, я спрошу: а чем еще можно объяснить стремление создать тарифное монопольное регулирование для оборота тех отходов, которые в настоящее время прекрасно вовлекаются в переработку посредством рыночных механизмов?

Нам с 1985 г. твердили о необходимости становления рыночных отношений, и до сих пор твердят, переводят на коммерческую основу все, что можно и нельзя, начиная от кабинетов физиотерапии и заканчивая вузами – а там, где рыночные отношения действительно уместны и эффективны – вводят жесткую монополию!

Где разум, где логика?

Есть и разум, и логика, просто цели другие. Писал же Маркс, что истинный капитализм ради прибыли не остановится ни перед чем.

 

О том, каковы могут быть последствия принятия подобного закона, пишет генеральный директор СРО Ассоциации «Лига переработчиков макулатуры» Андрей Гурьянов:

«В случае появления федерального оператора по малоопасным промышленным отходам рынок сбора и переработки макулатуры может быть парализован.

На сегодняшний день основным источником сбора макулатуры являются розничные сети, типографии, офисы.

Около 90 % макулатуры в России собирается в секторе розничной торговли и промышленных предприятий, тогда как в секторе коммунального хозяйства сбор значительно ниже – менее 1 %.

Если ограничить собираемость макулатуры в промышленном секторе, то снижается гарантированный процент перерабатываемой макулатуры, а значит, загруженность мощностей ряда предприятий по производству готовой продукции (упаковки из бумаги и картона, санитарно-гигиенических изделий) снизится до критического состояния, что приведет к их закрытию.

Данный сценарий развития событий возможен, так как нет гарантий максимального вовлечения собранного вторичного сырья в новый производственный цикл и справедливого распределения макулатуры среди игроков отрасли».

 

Нельзя допустить подобного, говорим мы. Но если очень хочется, то можно, отвечают нам. Очень хочется некоторым продвинуть в жизнь такой сюжет!

Не останавливает даже то, что упомянутый законопроект вообще не вписывается в общую систему законодательства и противоречит всему, чему только можно: Конституции РФ (п. 2 ст. 34 о запрете монополистической деятельности), Указу Президента РФ «Об основных направлениях государственной политики по развитию конкуренции», федеральным законам «О развитии конкуренции», «О естественных монополиях», «О промышленной политике в Российской Федерации», Национальному плану развития конкуренции в РФ, Стратегии развития малого и среднего предпринимательства МСП в РФ и так далее.

Непроходной вариант, казалось бы? Но очень уж уважаемые люди за ним стоят… И цели декларируют такие правильные – разработан, мол, наш законопроект в целях реализации задач Национального проекта «Экология». Бардак, мол, царит на рынке, надо что-то с этим делать.

Да, надо! Надо создавать и усиливать саморегулирование в отрасли, надо сертифицировать деятельность ПЗП и разработать критерии отнесения к ним; нужно дать определение вторичным ресурсам, расставить в правовом поле все точки над «i» – что такое вторсырье, как его собирать, обрабатывать, транспортировать; нужно освободить граждан от НДФЛ на сдачу вторсырья; нужно вернуть НДС Фокина; нужно ввести в русло закона деятельность ритейла по накоплению и транспортированию отходов. Необходимо привести в чувство систему РОП, наконец!

Много чего можно и нужно сделать, а вместо этого предлагается убить первый (и возможно последний) очаг здоровой рыночной экономики в сфере обращения с отходами.

И даже не это удивляет, а то, что данная возможность не рассматривается бизнес-сообществом как угроза номер один, все погружены в более привычные и очевидные угрозы и не отдают себе отчета в том, что готовится рейдерский захват на государственном уровне. Захват вашего имущества, господа.

Маман, проснись, нас обокрали!

Единственный способ обезопасить себя от подобных неожиданностей – консолидация. Вспомните притчу про метлу, которую невозможно переломить, тогда как каждый прутик в отдельности – легко. Объединение усилий, сверка мнений, выработка и отстаивание единой позиции = сильная отрасль.

Мы должны стать сильными, чтобы не дать себя в обиду.

Ольга Шевелёва, специально для gofro.expert