21 Января 2022
31

Сегодня российская ЦБП имеет все возможности для качественного развития

Сегодня российская ЦБП имеет все возможности для качественного развития

Исполнительный директор департамента развития корпоративного бизнеса Сбербанка Алла Сбитнева рассказала представителям отрасли о наиболее интересных направлениях сотрудничества в ходе своего выступления на выставке PAP-FOR 2021.
 
Роль финансовых институтов в развитии отрасли. Инвестиции
ЦБП в лесопромышленном комплексе – одна из ключевых подотраслей, на долю которой приходится половина всех инвестиций в ЛПК (по состоянию на 1 января 2021 г. размер инвестиций по ЛПК составлял 177 млрд руб., по ЦБП – 94 млрд руб.).
На долю Сбербанка приходится 30 % кредитного портфеля ЦБП – это двукратное увеличение за последние три года (по состоянию на 1 января 2021 г. долговая нагрузка по ЛПК – 510 млрд руб., доля Сбербанка – 151 млрд руб.; по ЦБП – 249 млрд руб., доля Сбербанка – 74 млрд руб.). Считаю, что такая существенная доля в портфеле – это тот высокий уровень доверия к банку как финансовому партнеру, за которое выражаю искреннюю благодарность отрасли.
Пандемия и кризис на мировом рынке оказали разнонаправленное влияние на финансирование российского ЛПК. Впервые за пять лет инвестиции в ЦБП снижаются. Без роста капитала в отрасли и перехода на современные инновационные технологии невозможен ее рост и качественное развитие.
Приведу статистику. При стабильном росте инвестиций в отрасль за последние пять лет в прошлом году впервые наблюдалась отрицательная динамика – снижение составило 3 %. При этом снижение по ЦБП было еще более значительным – 9 %. Снижение объемов инвестирования пока не является критичным, но уже сейчас заставляет задуматься о перспективах модернизации, цифровой и экологической трансформации подотрасли.
Что касается долговой нагрузки отрасли, отмечу, что в текущем году она максимальная за последние пять лет и на сентябрь 2021 г. составляет 538 млрд руб. При этом доля ЦБП в задолженности выросла с 40 % в 2018 г. до 53% в 2021 г.
Что касается качества привлекаемых инвестиций. К сожалению, рентабельность инвестирования (ROIC) в 2020 г. снизилась как по производителям целлюлозы (на 37 %), так и по компаниям, занимающимся бумагой и картоном (на 25 %). И это важный триггер для всех нас. Главная задача заключается не в том, чтобы найти инвестора, финансовый институт или фонд поддержки бизнеса. Задача заключается в разработке и следовании долгосрочной стратегии развития компании. Как, например, сделали наши компании, которые сегодня определили план перехода с монопродукта (газетная бумага) на маржинальный и востребованный вид продукции и уже начали осуществлять качественное инвестирование.
Без этого любые попытки что-то изменить в компании за счет привлечения капитала будут неэффективными и могут так и остаться лишь тактическим средством закрыть краткосрочную потребность, удержаться на рынке здесь и сейчас, без перспективы и задела на будущее. Я знаю, что многие компании отрасли заканчивают 2021 г. с хорошей прибылью, – призываю вас к совместному качественному инвестированию.
Отраслевая экспертиза и ESG (экология, социальная политика и корпоративное управление)
Особо отмечу сотрудничество с отраслевыми ассоциациями. Выражаю благодарность командам отраслевого аналитического агентства «Центр системных решений» и отраслевых союзов за вклад в развитие аналитики, стратегического планирования, научно-технических решений в ЦБП.
В последнее время ни одна сделка в банке по ЦБП не структурируется без анализа индексов по бумаге и картону. Важно, что союзы и ассоциации стали своеобразными центрами компетенций в части научно-исследовательских работ и сотрудничества с ведущими вузами, содействуют внедрению на предприятиях ЦБП наилучших доступных технологий (НДТ) и активно вовлекают Сбер в свою работу.
В банке несколько лет развивается и совершенствуется отраслевая экспертиза. Вы знаете, что мы формируем ежегодные стратегии в разрезе отраслей. В ближайшие дни мы утвердим стратегию ЛПК на 2022 г. Новая стратегия по ЛПК такая же, как и в прошлые годы – это расширение сотрудничества. При формировании стратегии обязательно сверяем часы с ключевыми компаниями отрасли, и для нас это важный элемент доверия в сотрудничестве.
Последние годы в отраслевой стратегии важное внимание уделяем ESG и ответственному финансированию. Мы одни из первых, кто провел собственную конференцию по этим вопросам. Следуя принципам ESG-политики, мы развиваем линейку своих продуктов в области ответственного финансирования и готовы предоставлять клиентам ЦБП кредиты на более выгодных условиях с привязкой к выполнению определенных ESG-параметров. Мы предложили увеличение сроков кредитования, grace period, каникулы по процентам в случае достижения улучшений по значимым КПЭ в отраслевой ESG-политике.
Сбер постоянно проводит исследования трендов и выделяет наиболее интересные продукты для рынка с точки зрения ESG: искусственный интеллект, интернет вещей, телеметрию и автоматизацию процессов. Например, в ЛПК сейчас работаем по разработке ML модели оценки качества древесных плит, продуктовому решению по оценке сырья, таксации лесосек и т. д. Совместно с дочерней компанией SP специально для предприятий ЛПК разработаны три коробочных решения по ESG: отчетность, привлечение инвестиций и сама стратегия.
Сегодня на площадке собрались ключевые компании отрасли, производители оборудования, вузы, курирующие министерства и отраслевые союзы. У меня есть предложение совместно сформировать федеральную ESG-стратегию в ЛПК (ЦБП), оценить эффективность реальных технологий и действий, которые позволят компаниям отрасли не только сохранить свои позиции на мировом рынке, но и увеличить свое присутствие.
Хочу подчеркнуть, что эффективность и актуальность любой деятельности, производственной или финансовой, определяется не краткосрочным желанием заработать в моменте, обойдя конкурентов, а долгосрочными целями по построению устойчивой бизнес-модели, отвечающей требованиям не сегодняшнего, а уже завтрашнего дня и качественной экономики. Это справедливо для ЦБП – нужно перестраивать производственные и логистические процессы, следуя при этом экологическим требованиям. Это справедливо и для Сбера. Мы – за построение экологичного бизнеса и долгосрочных отношений. Именно поэтому мы готовы снизить маржинальность финансирования по ESG-кредитам или зеленым проектам, понимая, что это вклад в будущее отрасли и страны.
Устойчивое развитие: поведенческая перемена и формирование новой бизнес-модели индустрии
Согласно статистике Банка России по мировым рынкам, у компаний, учитывающих значимые ESG-факторы в своей стратегии, ежегодная доходность почти на 5 % выше. А у фондов ответственного инвестирования случаев падения стоимости активов в связи с рыночной волатильностью на 20 % меньше.
Объем активов под управлением компаний, присоединившихся к Принципам ответственного инвестирования (PRI), на сегодня превысил 100 трлн долл. По данным международной организации Climate Bonds Initiative (CBI) к концу 2020 г. рынок зеленого финансирования достиг 1 трлн долл., показав среднегодовые темпы роста на уровне 95 %.
Обращают на себя внимание и данные международной аудиторской компании Deloitte. Так, в 2020 г. объем инвестиций в ESG-фонды превысил 50 млрд долл., что в два раза выше, чем в 2019 г., а величина ESG-активов по прогнозам экспертов к 2025 г. достигнет 140,5 трлн долл. Цифры значительные.
Что же в России? По данным рейтингового агентства Эксперт РА, российский рынок устойчивых облигаций в настоящее время оценивается в 2 млрд долл. Да, по сравнению с мировым рынком показатели пока не столь масштабные. Но по оценке Минэкономразвития потенциал внедрения зеленых технологий в России до 2023 г. составит 3 трлн руб. Наблюдая эту тенденцию, уверена, что отечественная система ESG-финансирования с каждым годом будет только набирать обороты.
В конце июля Сбер опубликовал ESG-политику, в которой определил основные направления взаимодействия с акционерами, сотрудниками, обществом и клиентами. Одним из 8 обозначенных направлений является развитие практик ответственного финансирования.
Что это означает? В первую очередь, формирование для клиентов набора ЕSG-продуктов и услуг, содействие ЕSG-трансформации бизнеса клиентов, участие в выстраивании стандартов ответственного финансирования внутри России и на международном уровне.
Немного о цифрах. Банком вложено более 100 млрд руб. в зеленые и социальные облигации, около 40 млрд руб. – в проекты зеленой металлургии, 52 млрд руб. составил объем выданных в начале года ESG-кредитов, на 74 млрд руб. одобрено лимитов на проекты по производству ВИЭ (возобновляемых источников энергии).
До конца года банк прогнозирует выдать 100 млрд руб. зеленых кредитов. Началось маркирование кредитов в соответствии с принципами зеленой таксономии. Сейчас около 1 % портфеля составляют зеленые кредиты и зеленые облигации. Интерес клиентов постоянно растет. И процесс только набирает обороты, нам вместе с клиентами предстоит пройти долгий путь ESG-трансформации.
Остановлюсь на конкретных продуктах и услугах. Один из них – это зеленые кредиты – сделки инвестиционного кредитования или проектного финансирования, направленные на реализацию зеленых проектов. Цель таких проектов – улучшение состояния окружающей среды, снижение выбросов загрязняющих веществ, энергосбережение и повышение эффективности использования природных ресурсов, адаптация экономики к изменению климата.
Есть решение и непосредственно для нашей подотрасли – это строительство, реконструкция и техническое перевооружение комплексных целлюлозно-бумажных производств с утилизацией всех видов отходов и плановым применением вторичных материалов (макулатуры) в производстве.
Финансируются как капитальные затраты, так и операционные расходы, напрямую связанные с реализацией зеленого проекта в размере не более 15 % от общего объема привлекаемых средств.
В отличие от зеленых проектов ESG-кредиты – это кредитные продукты, содержащие в своей структуре требования по улучшению нефинансовых условий (в виде параметров переменной ставки и/или ковенантов) и помогающие компаниям получить более мягкие условия финансирования.
Это могут быть условия экологической ответственности: интенсивность выбросов, удельное энергопотребление, использование водных ресурсов, наличие публичной экологической политики или системы энергоменеджмента. Или условия социального или управленческого фактора: ESG Reporting, раскрытие практики об устойчивом развитии, ESG-рейтинг в международной компании.
Отмечу преимущества для компаний, реализующих ESG-трансформацию. Безусловно, это повышение репутационного имиджа ответственной компании, развитие внутреннего риск-менеджмента, увеличение базы инвесторов, смягчение требований при получении финансирования.
Следуя принципам ответственного финансирования, компании экосистемы Сбера развивают и экологический консалтинг. На текущем этапе мы помогаем клиентам с консультированием по предоставлению субсидий в рамках постановления правительства от 30.04.2019 №541 по внедрению наилучших доступных технологий.
Как я отмечала ранее, для участия в отборе достаточно выписки о принятом банком решении, кредитный договор потребуется лишь при заключении соглашения с Минпромторгом.
Организациям, реализующим проекты по внедрению НДТ на объектах, оказывающих значительное негативное воздействие на окружающую среду, и получившим кредиты в 2019-2024 гг., возмещается 60 % от размера базового индикатора, если ставка по кредиту больше либо равна индикатору, или 60 % кредитной ставки, если она меньше базового индикатора.
При этом количество проектов не ограничено, субсидии выдаются в пределах бюджетных ассигнований во 2 и 4 кварталах финансового года (на 2022 и 2023 гг. – по 6,5 млрд руб. ежегодно).
Добавлю, что в сентябре этого года вступило в действие постановление правительства № 1587, определяющее критерии проектов устойчивого развития.
По словам Алексея Мирошниченко из государственной корпорации развития России ВЭБ.РФ, основные принципы, заложенные в национальную систему таксономии – насколько проект снижает выбросы углекислого газа, повышает вторичный оборот сырья и материалов или восстанавливает нарушенное биоразнообразие. В мировой практике при инвестировании в проекты устойчивого развития процентная ставка всегда ниже, чем для компаний с аналогичным кредитным рейтингом.
Отмечу, что на недавно завершившемся конгрессе РБК «ESG – (P) Эволюция» основной вывод участников состоял в следующем: За последний год бизнес изменил свое отношение к ESG-практикам и готов их внедрять, перейдя от глобальных целей в практическую плоскость – в разработку инструментов устойчивого развития и способов их использования.
Рада, что наш банк, государственные фонды поддержки и бизнес понимают всю важность этого процесса и стараются действовать сообща. Желаю всем нам успехов в реализации ответственного инвестирования.
В преддверии четвертой промышленной революции
Мы знаем, что экономика развивается циклично. Циклы спада сменяются экономическим ростом. А от качества экономического роста зависит длительность цикла роста и срока его нахождения в пике. Если обратиться к истории экономического роста, то мы можем наблюдать, что серьезные циклы роста связаны с промышленными революциями, инновациями.
Первую промышленную революцию связывают с массовым внедрением паровых двигателей. Вторую – с массовым освоением поточного производства. И третья связана с первой волной автоматизации во второй половине прошлого века.
Экономический рост в периоды промышленных революций происходил в большей части за счет интенсивного экономического роста, когда были изобретены прорывные технологии и внедрены инновации. Именно преобладание интенсивного экономического роста влечет за собой качественный рост производительности и становится рычагом общего экономического роста.
Многие эксперты считают, что сегодня мировая экономика находится на пороге нового качественного старта. И старт начнется с промышленности. Понимание трендов завтрашнего дня позволяет нам сформировать качественную экономику.
Конечно, скептики сейчас могут сказать, что прорыв произойдет за счет высокотехнологических разработок, где много инноваций. Большие надежды возлагались на информационные технологии, в первую очередь, на интернет. И действительно, интернет коренным образом изменил такие отрасли как СМИ, обслуживание, развлечение, но не оказал существенного влияния на промышленность. Темпы роста промышленного производства в развитых экономиках по-прежнему снижаются.
Я часто бываю на производствах. Конечно, они все разные, но у многих я заметила, что текущие принципы организации процессов недалеки от предела эффективности.
Для того чтобы сейчас, внедряя автоматизацию, не стагнировать, необходима синергия в промышленных и технологических инновациях. Такая синергия сформирует смысл и содержание четвертой промышленной революции, на пороге которой мы уже находимся.
Очень много в последнее время говорят о рациональном потреблении и сбережении природных ресурсов. Образ четвертой промышленной революции традиционно связывают с многочисленными технологическими инновациями, но обратите, пожалуйста, внимание на самую удивительную ее часть – она не связана с производительностью. Она заключается в производстве лучших, более умных товаров длительного пользования и кастомизации затрат.
Впервые большая промышленность всерьез обращает внимание на персонализацию. Потребители получают доступ к тем товарам, которые нужны именно им по функциональности, дизайну и т.д. и при этом сопоставимы по цене с продукцией масс-маркета.
Большая промышленность таким образом становится не только более продуктивной, но и более гибкой. Именно этих факторов недоставало в прошлые периоды. Серьезные перемены в глобальной промышленности приведут к качественному экономическому росту.
С учетом последних событий все больше компаний задумываются о локализации производства на рынках потребления. Близость к потребителю – это та норма, к которой нужно стремиться. В приложении к ЦБП – особенно в российских условиях. Большие расстояния, низкая плотность населения формируют хорошие предпосылки для создания небольших, но оснащенных современным высокотехнологичным оборудованием предприятий. Производства станут меньше, динамичнее и гибче. Гибкость производства станет более значимым фактором, чем масштаб. Конкурентные преимущества получат производства, способные эффективно обслуживать потребителей с разными запросами.
Безусловно, внедрение таких производств с учетом особенностей сырьевого обеспечения повлечет за собой поиск и внедрение новых технологий. Изменение ландшафта отрасли повлечет серьезные изменения в мировой торговле и логистике. Изменится ситуация и в хранении и складировании.
Новая модель производства, приближенная к конечному потребителю и рынкам сбыта, будет более экологичной. ЦБП (ЛПК) достигли серьезных показателей цикличности. Древесное сырье может перерабатываться практически без остатков: побочные продукты ЦБП, которые ранее считались отходами, стали востребованным сырьем для последующего производства – от макулатуры до биорефайнинга. Кроме того, развитие технологий производства целлюлозы обеспечит вовлечение альтернативных источников первичного волокна, прежде всего, однолетних растений, снизив тем самым объемы потребления пластиковой упаковки.
Никто не говорит, что это легко, но это возможно. Исторически целлюлозно-бумажная отрасль развивалась очень медленно. Однако в последние годы ситуация начала меняться: процессы трансформации отрасли резко ускоряются. Инновации усиливают интерес к старым новым биопродуктам: микро-, нановолокну и др.
Как следствие этих тенденций, развивающиеся страны больше не будут оставаться фабриками и заводами для всего мира. Новая промышленная революция ускорит их переход к модели, основанной на внутреннем потреблении. И уж тем более это сделает российская ЦБП, которая сегодня имеет все возможности для качественного развития.
gofro.expert

Источник: government.ru/docs/43320/

Другие новости